На главную
Береги слово: драгоценно слово.
За всякое слово праздное люди ответят в день судный (Мф. 12, 36)
 
 ГлавнаяГлавная  FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Алиса  
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ПРАВОСЛАВНЫЙ ФОРУМ -> Хочу рассказать
Автор Сообщение
Светлана



Зарегистрирован: 01.08.2010
Сообщения: 70
Откуда: Брянск

СообщениеДобавлено: 28 Окт, 2011; 18:57   Ответить с цитатой

Константин Кинчев
"МЫ - ПРАВОСЛАВНЫЕ"

ИНТЕРВЬЮ С КОНСТАНТИНОМ КИНЧЕВЫМ

- Как известно, в рок-тусовке про музыкантов всегда ходит множество различных слухов и сплетен. Одна из наиболее известных историй - про Цоя: что он живет на неком таинственном острове, решив таким образом уйти от мира. Про Вас же существует такая легенда: что Вы стали христианином после того, как, приехав на Святую Землю в паломничество, подошли к горе Фавор, и Вас туда не пустило. Это Вас так потрясло, что Вы все бросили (даже рок) и круто изменили свою жизнь. Действительно ли это так?
- Да нет, к сплетням надо относиться как к сплетням. В любой сказке есть доля правды и доля вымысла. А мифология народная на этом и базируется, и таким образом мифы и легенды появляются на свет. К определенным ситуациям, которые действительно имели место, приплетается еще что-то такое, чего и быть не могло.
Действительно, получилось так, что после того, как я впервые побывал в Иерусалиме, я принял крещение, чему несказанно рад. Удивительное состояние было в Гефсиманском саду - там такое звездное небо. Я перелез через ограду, и мысли шальные меня посетили: "Вот здесь бы остаться, и ничего мне больше не надо".
А насчет того, что я бросил рок, знаете, давайте я дам Вам послушать новые песни. Они войдут в следующий альбом...
РОЖДЕСТВО

Ясный месяц-луч
Облаком плыл.
Ночь крылатил день ото дня,
Звезды стелил по дорогам.

В осень уводил
Наш караван,
До зимы звенеть городам.
Встать к Рождеству у порога
Дома.
Рождество. Снег.

Чистым январем
Духом воспрять.
От всенощной выйти другим
Снегом скрипеть до рассвета.

Да любовь нести
Прямо к весне,
Солнце вместе с нею встречать.
Благодарить песней этой
СЛОВО.
Рождество. Снег.

Екатеринбург. 22.12.1997.


- Эти песни, они другие, не правда ли?

- Не другие, они такие же, просто каждому возрасту свои песни.
- Когда я бывала на рок-концертах, бывало стоишь и смотришь, как молодежь воспринимает музыку: она вопит, кричит, свистит... Один раз я выходила из зала, и сзади меня один подросток говорит другому: "Ну, наорался, даже горло болит, теперь я, наверное, целую неделю говорить не смогу". Так не обидно ли свои песни, в которые вкладываешь душу, петь в таких аудиториях?
- Нет, не обидно. Я к своей профессии отношусь со всем пониманием этой профессии, со всем вытекающим негативным и позитивным. Такая аудитория, и замечательно, что она такая. Вот человек после концерта домой придет, вдруг он захочет и дома послушать, а когда дома послушает - может хоть в чем-то разберется. Моя задача - поменьше путать сознание молодежное, то есть всех тех, кто меня слушает. То есть, сжато и концентрированно доносить свою идею, мысль, которую я хочу сказать в той или иной песне. До конца ее расшифровывать, я естественно не буду, поскольку это будет отталкивающая агитация, что на мой взгляд не нужно в той области, в которой я занимаюсь.
- А меняется ли каким-то образом Ваша аудитория?
- Нет, не меняется, и не будет меняться. Потому что молодежь ищет вольной радости. Потому что люди повзрослее, они уже относятся ко всему повнимательнее, даже по той причине, что не хватает времени, а дети - они свободны, и им хочется в этой вольной радости купаться.
Поэтому за пятнадцать лет творчества нашего (нет, творчество плохое слово), за пятнадцать лет нашей трудовой деятельности...
- Может, работы?
- Да работой я это тоже не могу назвать, потому что работа - утомительный и томительный труд, а у нас труд - приносящий радость. Так вот, за эти пятнадцать лет наша аудитория в возрастном качестве совершенно не изменилась, и так уже и будет продолжаться.
Другое дело, что когда мы собирались в прошлом году на юбилейный концерт, в зале Спорткомплекса Олимпийский, который вмещает в себя 18 тысяч человек, пришли все те, кто в свое время фанател на "Алисе", и тогда разброс был значительный - от 40 и до...
- Насколько я помню, концерт был на первой неделе Великого поста?
-Ну, как-то вот, так... Да сейчас Рождественский пост начнется, - я все равно буду ездить с концертами. Я понимаю, что это грех, но жить-то и зарабатывать надо... Уже на страстную седмицу мы не играем. А тут опять попали на Успение, играли 28 августа. Соответственно, и на Рождественский пост с Нового года играть не будем. Вот как-то так я для себя решил.
Это же все такие бесовские игры со мной происходят, что доказывает мое небрежное отношение.
-Ну, если так рассуждать, может, лучше вообще рок-музыку не играть, да и вообще никакую?
- Лучше играть рок-музыку... Покуда я неофитствовал (да я, наверное, и до сих пор в этом состоянии нахожусь, но все же как-то поспокойнее стал), меня очень мучил этот вопрос: играть-не играть, и понял, что надо играть.
- Почему?
- Потому что это мое дело, и в этом деле я, посмею сказать, кое-что понимаю. Я, благодаря этому делу, не стал на преступный путь. Дарован мне этот талант, - значит вот этот талант и надо развивать, а не в сторону вести. Другое дело, что это сложно и не всегда получается. Я считаю, что не существует плохих профессий, существуют люди хорошие и плохие в этих профессиях. Хотелось бы быть хорошим...
- В прошлом году у вас были совместные гастроли с группой "Агата Кристи". Говорят, что они сатанисты?

- Да, говорили, что они сатанисты, а на самом деле Глеб Самойлов - православный христианин. Опять же, будет, наверное, как похвальба звучать, но, видимо из общений тесных он принял решение стать православным. Вот почитайте его интервью в Интернете... (Глеб Самойлов: "Между чудом и отчаяньем")
И опять же я говорю: не существует плохих и хороших профессий. И я полностью согласен с мыслью, которую озвучивает дьякон отец Андрей Кураев, что не человек приходит к Богу, а Бог приводит человека.
На самом деле ведь здесь очень простой подход. Все люди стараются уличить: а вот это как? А вот это что? Почему? Не задумываясь ни о чем, они начинают судить, и сплошь и рядом идет вот этот суд.
-Что касается Вашей точки зрения на профессию, как бы Вы отнеслись к тому, что Ваша дочь стала бы рок-музыкантом?
- Так я же не считаю, что моя профессия плохая. Дело в том, что любой труд - он от Бога. Важно только в этом труде себя не потерять.
- Конечно, но рок-музыка может нести в себе разное.
- Бесспорно. А медицина, Вы думаете, не может нести разное людям? Ведь есть врачи-убийцы, понимаете? А халатность?
- Но если что-то произойдет у врача - это все же единичный случай, а на рок концерт приходят тысячи подростков...
- Ну хорошо, возьмем учителей, возьмем профессию учителя. Вот где ответственность. Он сразу может уничтожить очень много душ. Все зависит от ответственности самого персонажа, который стоит на этом деле.
А писатель, представляете? Вот сейчас увлечение повальное Пелевиным...
- А в чем же его-то вред?
- Да в том, что он сродни тем писателям-сатирикам, которые с экранов телевизоров хохмочки свои откидывают, но степень таланта иная. Он действительно талантливый человек, и, соответственно, степень ответственности велика. В его произведениях нет ничего созидательного, там очень талантливо показывается весь развал и разрушение человеческого сознания. Страдает он от этого не больно-то уж, ему это забавно, но он не понимает, что это разрушение присутствует и в нем. В этом и есть его вред. Но это опять-таки мое восприятие, и я его никому не навязываю.
- А Ваша собственная ответственность за Ваши песни?
- А как велика ответственность токаря-фрезеровщика на заводе ядерных бомб? Заклинило нестандартную боеголовку в запале - и все... Все должны быть на своем месте мастерами. А ответственность священника какова? Вы представляете? Это Вам не рок-певец. А Вы можете, положа руку на сердце, сказать, что каждый священник соответствует в своей профессии именно той, необходимой, степени ответственности?
Все зависит именно от самого человека. В рок музыке, бесспорно, есть персонажи стремные, а есть вполне достойные.
- Вы, несомненно, знаете, что у католиков и протестантов есть целый пласт христианской музыки. Такой вид творчества совершенно не популярен, начисто отсутствует и даже отвергается православными. По-Вашему, нужны ли такие песни молодежи и, в частности, православной молодежи?
- Вся та цивилизация, которую создал протестантский мир, мне глубоко противна и неприятна. Сама цивилизация. Я и Америку очень не люблю, мне кажется, в Америке наиболее христианский поступок - обличение той среды, которая воспитана в "домиках". Поэтому Мерлин Мэнсон, восстающий против всего обывательского и фальшивого, более искренен и ближе Богу (я могу ошибаться, так как не знаю, как Господь рассудит), нежели те проповедники, которые внедряются сейчас в нашу страну.
- Но в данном случае я имею в виду те песни, которые придумывает молодежь, ведь существуют даже христианские рок-группы. Вот многим детям скучно и неинтересно выучить молитву, а спеть песенку про то, как "Бог возлюбил и тебя, и меня" очень даже приятно.
- Но ведь это не затрагивает душу и не работает на воспитание духа твоего. У меня дети ходят в церковь и в воскресную школу. Маша после поездки в монастырь вообще с молитвословом засыпала, что не мешает ей слушать и рок-музыку.
- А если бы она пришла домой и включила кассету с какими-то христианскими песнями?
- Вряд ли она будет это делать. Понятно, что Бог везде, но такие песни, по сути, уводят от Бога. Получается Боженька какой-то, сусальность некая. Они получают в храме нужную строгость от хороших батюшек. В общем-то, они должны бояться...
- Так могут или не могут наши дети петь подобные песенки?
Могут, если хотят. Но у протестантов, католиков - у них просто культура другая. У нас каждый поэт - Ахматова, Цветаева - со всеми их недостатками, они, прежде всего, очень христианские люди. Пушкин, запутавшийся Лев Толстой - наши дети все равно впитывают культуру не через какие-то умилительные песенки. Нам это не нужно, поскольку у нас есть Православие, причем оно драматично. Мистично, трагично и драматично. Мы все равно проходим через различные ложные непроторенные дорожки, поэтому преподнесение Боженьки как сидящего на облачке совершенно не к чему.
- Как Вы относитесь к духовному руководству, есть ли у Вас духовный отец?
- Хотелось бы называть отца Владислава своим духовным отцом, но не могу этого сделать, потому что многие вопросы решаю самовольно. А к старцу я тоже ездил, к отцу Николаю на Остров, но я его вообще ни о чем не спрашивал.
- А он что-нибудь Вам сказал?

- Он сказал: "Иди-иди, не задерживай".

- А как Вы поступили бы, если бы Ваш духовный отец запретил Вам петь Ваши песни?
- Вот поэтому я ему этих вопросов и не задаю. Я потому и говорю, что хотел бы его называть духовным отцом, но уж слишком многие вопросы решаю самовольно.
- Вы при этом подозреваете, как он к этому относится?
- Я даже знаю, он мне уже намекал, что пора завязывать. Лучше, мол, иди в церковь да работай.
- А Вы представляете себя на клиросе?
- Нет. Я смущать буду всех тех, кто будет рядом со мной на клиросе петь, а потом я эмоционален чересчур. Нет, не представляю, и не буду никогда на клиросе петь.
- А как Вы считаете, что мешает молодому человеку переступить через "церковную ограду"?
- Все то же самое, что препятствовало и прежде - отсутствие всего светлого, раскрытые настежь головы, неустойчивые поверхностные души. Но они, души, все такие. Душа на то и душа, и понятно, что она неустойчива ко всем прелестям сегодняшнего дня. Не хочет думать, что наступит завтра. Она подобна стрекозе, о которой дедушка Крылов написал. Нужно опять же относиться к этому с пониманием. Семьдесят лет сатанинская власть уничтожала и уничтожает на корню все те Традиции, которые создавались тысячелетиями. У нас все дети воспитаны без определенного почтения и уважения к Закону, который нам даден. Мало того, они просто его не знают, Закона Божиего, потому что и родители их тоже не знают, а сейчас и бабушки, и дедушки не знают, конечно.
И здесь велика мера ответственности на тех людях, которые дерзнули встать на самый прямой путь, то есть на путь служения, это самый тяжелый крест в нашей мирской жизни. Монахам в этом плане даже проще, а вот иереям, то есть женатым, быть тем светочем, на которого хотелось бы равняться очень сложно. Мне везло, я все время сталкивался с такими священниками...
А вот еще существует такое расхожее суждение, почему они деньги у бандитов берут? А почему не брать? А чем ты лучше бандита? Ты в себе копнись сначала. Возникают претензии... А претензии-то откуда возникают? Из-за гордыни. Человеку кажется, что он замечательный, что он на работу ходит, домой деньги приносит, пьет, но не так, чтобы очень, у него всего две любовницы, ну и что? Разве не все так живут? А вот бандит - он убивает. Вот "я" поэтому могу, а "он" не имеет право, потому что "я" хороший, а "он" - плохой. И на этом живут. А что это такое? Это гордыня, и тупое самонадеянное чванство. А все отчего? От отсутствия корня в человеке. Корень он или есть, или его нет у человека. Вокруг крепких дубов с корнями, глубоко ушедшими в землю, рой перекати-поль гоняется ветром. И этих перекати-поль гораздо больше, чем дубов. Но так было всегда, со времен князя Владимира. Да так, наверное, и должно быть, так мир устроен.
- А хотели бы Вы или хотя бы считаете для себя возможным принимать участие в работе с молодежью в Церкви?
- Нет. Потому что я работаю с молодежью так, как умею сам. Я уверен, что есть более достойные люди, чтобы этим заниматься. Например, замечательный миссионер отец Андрей Кураев. Потому что общение с Костей Кинчевым превратилось бы в балаган, а общение с Кураевым, может, было бы все же поправильней и более православным. Ведь каков вопрос - таков и ответ. У меня Крест поменьше - я могу себе это позволить. А этот человек поумнее меня - он больше знает.
А с молодежью я и так работаю, и то они отбрыкиваются. Как только что-то чувствуют - сразу отворачиваются: "Что это тут такое православное? Мы не православные". Но ведь не хочешь - не слушай, иди. Я пою: "Мы - православные", а им кажется, что это они.
- Но тогда не надо было изначально заявлять: "Мы - вместе".
- А там, если почитать внимательно текст, так "я" сплошные, и вот тот, кто думает так же, как я - мы вместе. Там нет никакого призывания, там есть моя констатация, то есть мое мировоззрение, и если ты думаешь так же, как я - тогда мы с тобой вместе. Если нет, то извиняй - мы, значит, не вместе. Но вот это все пропускается, а "Мы - вместе" остается, и есть ощущение, что "Мы", это уже как бы общее "Я". Я заставляю, таким образом, хотя бы на вербальном уровне внимательнее почитать тексты. И это позволяют СD, которые мы выпускаем.
- В том-то и дело, что, прослушав массу песен - неизбежно выделяешь призывы, и потом задаешься вопросом: насколько же Кинчев православный? Например, песня "Печать зверя". В конце восклицание: "Девиз бойни - всегда рады". Насколько же оно христианское? Да если кто послушает такую песню, первые слова будут: "Это такой кошмар"...
- Но там есть другие слова: "Молитвам слезы - клеймить зверя".А кошмар этот разве реально не существует? Если не нравится - не надо слушать, а другому нужно - может, он в этом кошмаре что-то найдет. Я вкладывал сюда острастку, чтобы попугать народ: "Печать зверя - клеймо стада, девиз бойни - всегда рады".
Ведь существует масса христианских песен, которые совершенно слушать невозможно, а там ничего плохого нет, там все очень прилично, но отвращает гораздо больше. С миром на его языке и надо разговаривать. В миру с миром и надо разговаривать. Сидели мы тут с моим товарищем, отцом Владимиром, привез он своего товарища, отца Иоанна из Оптиной пустыни, где я и крестился. И как раз "Печать зверя" мы слушали. Он слушает и говорит: "Ой, как страшно, страшно. А вот на припеве отпустило". Вот нормальная реакция у монаха, правильная абсолютно. И все батюшки, с кем я знаком, они все так реагируют. Ну, похахатывают надо мной, потому что они выше, и чище, и сильнее. Потому что это не может поколебать их духовные устои. Они духовно крепки.
- Но я все же имею в виду работу с молодежью подросткового возраста, с которой никто не стремится заниматься, так как все считают это довольно неблагодарным занятием. Ведь Вы же влияете на молодежное сознание?
- Нужно осознание того, что хочет это сознание. При любом вмешательстве сразу возникает отторжение. Отсюда и конфликты с родителями, которые пытаются построить жизнь своего чада так, чтобы это чадо не очень обломало себя. Здесь опять же встает вопрос отцов и детей. И подрастающее поколение, к которому Вы сейчас пытаетесь апеллировать, - оно именно такое.
Важно, чтобы в вашем сердце не было диссонанса.
С Константином Кинчевым беседовала Мария Свешникова
pravoslavie.ru

10 марта 2006 г. 13:52
Интервью лидера группы «Алиса» Константина Кинчева, опубликованное на сайте молодежного информационного ресурса Русской Православной Церкви МИР РПЦ.
Продолжая знакомить наших читателей с известными людьми современной России, сочетающими светское и религиозное призвание, мы пригласили в гости Константина Кинчева — лидера рок-группы «Алиса», прихожанина одного из московских храмов. Что привлекает молодежь в его творчестве? Только ли жесткие ритмы? Или все же поиск внутренней правды, смысла жизни? Случайно ли ряды фанатов-алисоманов поредели после того, как Константин начал всерьез затрагивать тему духовного выбора? Но те, кто остались, — что они расслышали в его новых стихах? И как он сам пришел к вере? Об этом мы беседуем с ним.
— В 2003 году «Алиса» отметила свое двадцатилетие. Расскажите о начале того пути, который привел группу к этому юбилею. Как Вы, москвич, оказались в ту пору в Ленинграде?
— В Москве заниматься роком было нельзя, — ее вычищали от «тлетворного влияния Запада», — а в Питере была хоть какая-то отдушина, был клуб. Соответственно я туда переехал и потихонечку влился... Меня пригласили в «Алису» и до сих пор мы вместе. Надеюсь, осенью к нашему юбилею выйдет очередной альбом; в него войдут песни, посвященные религиозной тематике — «Моя светлая Русь» и другие.
— Чем для Вас стал Санкт-Петербург?
— В моей жизни особую роль сыграли три города — Москва, Питер и Иерусалим. Можно сказать, что это три мои родины: физическая — Москва, душевная — Санкт-Петербург и духовная — Иерусалим. Но именно Питер сделал меня таким, какой я есть.
— Для армии алисоманов Кинчев — это человек, который говорит о себе:»я — православный». Но так было не всегда. С чего все началось?
— Первый импульс появился в моем сердце благодаря бабушке. Когда мне было 16-17 лет, она дала мне Евангелие, так как я рос в совершенно атеистической семье. Эта книга оставила очень серьезный след.
— Она не показалась непонятной?
— Отчасти. Конечно, что-то пролетело мимо сознания, но было три момента, ставших откровениями: притчи о блудном сыне и сеятеле и повествование о разбойнике, распятом по правую сторону от Христа.
— Как складывалась жизнь после?
— Протекала в поисках Бога и душевных странствиях. Жизнь вокруг себя переоценивал: слишком много внимания себе уделял и значения себе предавал. Пытался изменить мир. Искал, метался, штудировал разного рода сомнительную литературу, вроде Блаватской. В итоге увяз в наркомании.
— Да, это беда для России. Достаточно пройти по любому городскому кладбищу, чтобы убедиться: с каждым годом все больше погребают молодых. Многих из них скосила наркомания. Что Вас подтолкнуло к этому?
— Сердцем ощущал несправедливость мира. Но, пытаясь противостать в одиночку, всегда сваливаешься в мрачную депрессию. Одному воевать ни у кого не получается.
— Кто пришел на помощь?
— Случилось чудо. В 1992 году, когда мне уже было 32 года, позвонил Стас Намин и сказал, что в Иерусалиме проводятся дни дружбы городов — его побратимов — то ли Петербурга, то ли Москвы, уже не помню, и есть культурная программа. Поехал...
— А до этого, насколько я помню, Вы были в Псково-Печерском монастыре?
— Это было раньше, в 1986-87 годах. В Печерах очень понравилось...
— Тогда там принимал архимандрит Иоанн (Крестьянкин) и другие старцы.
— Нет, я никуда не заходил. Мы приехали туда всей группой, перед этим выступив в Пскове. Были в непотребном виде. Так что мне показалось, что вот я такой приехал с открытым сердцем, а меня не так встретили, кадилом окадили.
— ?
— Вышли монахи с кадилами и освятили территорию вокруг нас. Сейчас-то все понятно, а тогда обидно было.
— А в знаменитые пещеры «Богом зданные», где лежат около десяти тысяч монахов и воинов и нет запаха тления, тоже не попали?
— В таком виде нас не пустили никуда. Но я соприкоснулся с благодатью, хоть и не понял, что это такое. Я стоял на мостике, что перед покоями наместника, и у меня появилось ощущение светлой радости. Прямо до слез. Но мы походили, постояли, и опять на тусовку...
И вот я попал в Иерусалим. Там впервые побывал в храме на литургии. Не просто зашел, а отстоял всю службу. Я, как слепой котенок, «пикал» — смотрел, как все делают, и повторял за ними.
— Вы много выступали в Иерусалиме?
— У нас там был один концерт и неделя свободного времени. За неделю мы облазили весь Святой город вдоль и поперек. Интересно, что с концертом мы выступали на том месте, где раньше была геена...
И тут же в Иерусалиме я осознал, что мне надо креститься. Просто в монастыре я встретился с одной монахиней. Она сказала мне: «Ты вернешься домой и крестишься». Потом эта монахиня пришла в город со мной побеседовать, и ночью я провожал ее в монастырь, который находится над Гефсиманским садом. Было далеко за полночь, я шел один, перескочил через ограду и в саду присел. Посмотрел на небо, представил, что здесь происходило... И одна мысль: вот сейчас бы мне умереть здесь и все, больше ничего не надо; это было бы счастьем.
С этим ощущением я вернулся в Москву.
Кроме того, из Иерусалима я вернулся с чувством своей национальности, я вернулся русским, а не космополитом. На одной экскурсии чуть в драку не полез с экскурсоводом. Он говорил, что Петр достал меч и отрубил ухо одному из стражников, что якобы доказывает, будто Иисус Христос вел войска на Иерусалим для свержения законной власти. После этого я и полез...
Вернулся я домой с чувством родного народа, родной земли и пришел в храм, где подвизался мой школьный товарищ — сейчас он уже иерей Владимир, а тогда был алтарником...
— Духовная жизнь началась для Вас сразу же после крещения?
— Да. И как первая и необходимая брань мне была послана эта наркомания. Ведь я попросту был наркозависимым.
— Как избавиться от зависимости?
— Да только просить у Бога помощи. Можно почиститься, прокачать кровь, но это все ненадолго. А вот не подлечить, а исцелить может только Бог. Господь оградил меня от этого беса. Тут нужно только искренне желать этого и молиться.
— Вы стали православным — как это отразилось в Вашем творчестве? Как смотрит на это Ваш духовник?
— Любой священник с болью в сердце смотрит на ту профессию, которую я для себя избрал, как, впрочем, и на любую другую публичную профессию, связанную со страстями. Трудно удержать человека, чтобы он не свалился, не рухнул, поэтому я понимаю священников, предостерегающих от подобного рода занятий. Как смотрит мой духовник, отец Владислав Свешников? Так и смотрит. Он меня жалеет и молится, а что тут еще можно сделать? Судя по тому, что самые оголтелые наши поклонники перекочевали в ряды поклонников группы «Король и шут», мы меняемся в лучшую сторону.
— А та группа — запредельщики?
— Они хорошие ребята, и я их люблю, но... так же, как меня любит отец Владислав. Я надеюсь, со временем они тоже посмотрят ввысь, увидят Небо.
— Алиса популярна. Вам много пишут?
— Это будет нескромно. Зайдите на сайт www.alisa.net. там Вы сможете найти ответ.
— Неприятие рока вызвано, в частности, темной мистикой ряда групп. Но рок — это прежде всего протест, и поэтому рок — разный в зависимости от того, против чего бунтует. На Западе 1960-х годов это была реакция на продолжающееся обмирщение христианской цивилизации. Сытое, обеспеченное существование «среднего класса» преподносилось как идеал для подрастающего поколения», причем, идеал, подкрепленный заповедями, исполнение которых гарантировало жизненный успех. Отказ от этой идиллии комфорта и процветания во многом обусловил обращение лидеров ряда рок-групп к вне- и антихристианской религиозности. Совершенно иначе зарождался рок в СССР. Это был протест против идеологии. Поэтому в годы партийно-комсомольского лицемерия «деревянные храмы Руси», о которых пела «Ария», соединяли всех, кто задыхался в этой пустоте. Поиск и обретение — вот темы и русского рока, и русской религиозной мысли той поры. Но сейчас Запад со всеми его ценностями — в России. На чьей стороне русский рок?
— Тогда, действительно, было проще. Был единый и очевидный враг, который душил общество, и мы все были на баррикадах. А сейчас каждый сам выбирает для себя. Скажем, Макаревич выбрал нынешний строй и считает его единственно верным. Я же считаю, что он страшнее того, который был, потому что мы попали из одного плена в другой. В войне идеологий Америка победила на всех фронтах и продолжает навязывать нам свой образ жизни, свою систему отношений между людьми.
— Протестуя, а может быть, и поддерживая эту экспансию, некоторые рок-музыканты стали приверженцами сатанизма. Но все же, наверное, не следовало бы распространять свое отношение к группам вроде “Black Sabbat” на всю западную рок-культуру. Рок как явление — это скорее диагноз, лакмусова бумажка, выявляющая кризис, охвативший мир.
— Думаю, Мерлин Менсон гораздо ближе к пониманию христианства, чем миллион американских проповедников. Этому тиражированию веры (!) он противостоит в чудовищном образе эпатажности. Такие как он, как Джим Моррисон, Курт Кобейн одиноки и поэтому всегда несчастны. Они чужды этой системе и не могут вырваться из нее.
— А как Вы относитесь к протестантским переложениям Благой вести на популярные ритмы?
— Протестанты идут по этому пути, полагая, что это серьезно, что так они занимаются миссионерством. Но когда я вижу по телевизору, как в храмах начинают приплясывать, притопывать и петь псалмы под мелодии современных исполнителей, то на мой взгляд, это дико и кощунственно. С другой стороны, если это вне стен храма и приносит плоды, почему бы и нет? Шутовство — оно для сцены, а не для храма. Я не очень-то верю, чтоб это слушали, но если это случается... Дай Бог.
— Вне стен храма звучат и Ваши песни. Кому они адресованы?
— Прежде всего не тем, кто уже в храме и приобщается Таинств. Мое слово обращено к язычникам. Надеюсь, благодаря песне кто-то задумается, кто-то обратит свой взор к Небу. На этом моя миссия заканчивается.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ПРАВОСЛАВНЫЙ ФОРУМ -> Хочу рассказать Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



E-mail администратора: hraminfo.ru@mail.ru

Powered by phpBB Group © 2001-2005
Standart theme by Sergiy